Покушение на сбыт в особо крупном размере статья

Статья 228 УК РФ – сбыт, хранение, незаконный оборот наркотиков. Федерального Судьи / Юргруппа МИП

Покушение на сбыт в особо крупном размере статья
Юридическая энциклопедия “МИП” » адвокат по уголовным делам » Статья 228 УК РФ – сбыт, хранение, незаконный оборот наркотиков. Федерального Судьи / Юргруппа МИП

Деяния, связанные с незаконным оборотом наркотических средств всегда представляли наибольшую общественную опасность среди преступлений против здоровья населения и общественной нравственности.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 августа 2006 г.

определяет, что незаконным приобретением без цели сбыта наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, надлежит считать их получение любым способом, в том числе покупку, получение в дар, а также в качестве средства взаиморасчета за проделанную работу, оказанную услугу или в уплату долга, в обмен на другие товары и вещи, присвоение найденного, сбор дикорастущих растений или их частей, включенных в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации (в том числе на землях сельскохозяйственных и иных предприятий, а также на земельных участках граждан, если эти растения не высевались и не выращивались), сбор остатков находящихся на неохраняемых полях посевов указанных растений после завершения их уборки.

Таким образом, приобретение наркотика – это действия виновного лица, направленные на его завладение, и последующее за этим его незаконное хранение для дальнейшего личного употребления либо сбыта.

Незаконное хранение – это действия виновного лица, связанные с незаконным владением наркотика. При этом наркотик может находиться у виновного лица при себе, в квартире, либо в ином помещении, принадлежащим последнему. Время хранения наркотического средства значения не имеет.

Важный признак состава преступления – отсутствие цели сбыта. Если же виновное лицо незаконно приобрело и хранило наркотик с целью последующей продажи, и было задержано с ним, действия необходимо квалифицировать как приготовление к сбыту, либо как покушение на сбыт.

Так, Р. с целью последующего сбыта незаконно приобрел у своего знакомого Н. наркотическое средство героин, и стал незаконно хранить для дальнейшего сбыта Л. Договорившись с последним о встрече, Р. подошел к его дому, однако был задержан сотрудниками полиции.

Наркотик был обнаружен в кармане куртки и изъят. Несмотря на непризнание свой вины в покушении на незаконный сбыт и утверждении, что героин был куплен для личного употребления, судом Р. был осужден именно по статье 228.1 УК РФ, со ссылкой на ч.3 ст.30 УК РФ.

Судом принято во внимание, что масса наркотика составила почти 50 грамм, что свидетельствует о последующем его сбыте нескольким лицам; Р. заранее, путем СМС переписки, договаривался с Л. о месте и времени встречи; показания Л.

, согласно которым последний хотел приобрести героин для личного употребления у Р.     

Квалифицирующие признаки

Частями 2 и 3 указанной статьи предусмотрены квалифицирующие признаки, связанные непосредственно с весом изъятого наркотика – крупный и особо крупный размеры.

Значительный, крупный и особо крупный размеры наркотических средств и психотропных веществ или их аналогов, а также значительный, крупный и особо крупный размер для растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, или их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, для целей ст. ст. 228, 228.1, 229, 229.1 УК утверждены Постановлением Правительства РФ от 1 октября 2012 г. N 1002 для каждого конкретного такого средства, вещества или растения. Так, значительным, крупным и особо крупным размером гашиша (анаши, смолы каннабиса) признаются объемы этого вещества, превышающие соответственно 2 грамма, 25 граммов и 10000 граммов. Для героина эти объемы должны превышать соответственно 0,5, 2,5 и 1000 граммов. Для конопли эти размеры должны превышать 6, 100 и 100000 граммов соответственно.

Ответственность

Уголовная ответственность за незаконное хранение либо приобретение наркотика, как было сказано выше, наступает при обнаружении у лица наркотического средства в определенном количестве, то есть массе.

Вид наркотика и его массу определяет эксперт.

В случае, если масса наркотика недостаточна для возбуждения уголовного дела, лицо привлекается к административной ответственности за незаконное хранение либо немедицинское употребление наркотических средств.

Часть первая рассматриваемой статьи относится к преступлениям небольшой тяжести – до 3 лет лишения свободы. Как правило, лицу, впервые попавшемуся с наркотиком в значительном размере, суд определяет наказание, не связанное с лишением свободы. Как показывает практика, такими наказаниями выступают штраф и обязательные работы.

При расследовании и рассмотрении уголовных дел, связанных с незаконным приобретением наркотиков, следует знать дату, когда лицо приобрело этот наркотик. Неустановление точной даты приобретения влечет исключение данного признака из объема обвинения.

Пример. Д. осужден по ч.1 ст.228 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере 50 тысяч рублей за незаконные приобретение и хранение наркотика. Как было указано в приговоре суда, Д.

незаконно приобрел наркотическое средство каннабис (точная даты и время следствием не установлены), и стал хранить у себя дома с целью личного употребления. По пояснениям самого подсудимого, он приобрел наркотик очень давно, около 2-3 лет назад.

После чего хранил его на чердаке своего дома и забыл про него.

Апелляционная инстанция приговор изменила, исключив признак незаконного приобретения, поскольку точная дата установлена не была, и возможно уже истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности по данной части (3 года). Наказание было снижено до 30 тысяч рублей штрафа.

Уголовная ответственность по частям второй и третьей более серьезная, и суды придерживаются практики назначения наказания в виде реального лишения свободы. В данных случаях речь идет о незаконных приобретении и хранении наркотических средств в крупном и особо крупном размерах.

Так, Х. с целью личного употребления приобрел наркотическое средство амфетамин, массой 7 грамм, и стал его незаконно хранить у себя в автомобиле. Спустя некоторое время Х.

был задержан сотрудниками полиции при управлении автомобилем в состоянии наркотического опьянения. В ходе осмотра наркотическое средство было изъято. Х. был осужден по ч.2 ст.

228 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 3 года.

Как правило, на выводы суда о необходимости назначения наказания в виде реального лишения свободы влияют не только масса и вид наркотика, но также и обстоятельства совершенного преступления и личность подсудимого.

Часто следователям не удается доказать факт сбыта наркотиков, и лица осуждаются за их незаконное хранение.

Необходимо учесть, что факт совместного употребления наркотика не является сбытом.

Приведем пример. Л. и Т. осуждены за незаконный сбыт наркотического средства своему знакомому Н./ Суд в приговоре указал, что Л. и Т. пришли к своему знакомому Н., с который последние ранее приобрели наркотическое средство героин, и предложили ему его попробовать. Н. согласился, после чего Л. и Т.

передали ему наркотик, и они его втроем употребили путем внутривенного введения. Суд апелляционной инстанции не согласился с выводами суда и пояснил, что совместное употребление совместно приобретенного наркотика, пусть даже и связанная с его передачей другому лицу, не является сбытом. Л. и Т.

были оправданы.

Понятие

Сбыт наркотиков всегда представляет большую общественную опасность по сравнению с их незаконными приобретением и хранением. В данном случае происходит распространение наркотиков среди населения, в связи с чем законодатель предусмотрел за совершение таких действий наказание до 20 лет лишения свободы (ч.3 ст.228.1 УК РФ).

Под незаконным сбытом указанных предметов следует понимать любые способы их возмездной либо безвозмездной передачи другим лицам (продажу, дарение, обмен, уплату долга, дачу взаймы и т.д.), а также иные способы реализации, например путем введения инъекций.

При этом не может квалифицироваться как незаконный сбыт введение одним лицом другому лицу инъекций наркотического средства или психотропного вещества, если указанное средство или вещество принадлежит самому потребителю и инъекция вводится по его просьбе либо совместно приобретено потребителем и лицом, производящим инъекцию, для совместного потребления, либо наркотическое средство или психотропное вещество вводится в соответствии с медицинскими показаниями.

В судебной практике нередки случаи, когда под видом наркотических средств или психотропных веществ сбываются схожие с ними вещества, например, сахарная пудра, манная крупа и т.п. Подобные действия квалифицируются как мошенничество.

При условии, когда лицо добросовестно заблуждалось относительно реализуемых препаратов, его действия квалифицируются как покушение на сбыт наркотических средств или психотропных веществ, а покупатели в этих случаях могут нести ответственность за покушение на незаконное приобретение наркотических средств или психотропных веществ.

Пример из судебной практики.

Р. со своим знакомым Л., имея умысел на совершение мошеннических действий, приобрели несколько упаковок стирального порошка белого цвета для последующего сбыта под видом наркотического средства героин. После чего стали искать потенциальных клиентов по интернету, указывая низкую цену.

Схема была простая – клиент перечисляет деньги на электронный кошелек Р., после чего ему указывается адрес, где лежит «закладка» с наркотическим средством. Спустя более чем полгода преступники были задержаны с поличным – у себя дома, при расфасовке очередных закладок с порошком. Их действия были квалифицированы по ч.2 ст.

159 УК РФ как мошенничество группой лиц по предварительному сговору.  

Смягчить наказание за хранение без цели сбыта

Депутаты думской рабочей группы по совершенствованию антинаркотического законодательства предложили внести до конца весенней сессии (до 28 июля) законопроект о смягчении наказания за хранение наркотиков без цели сбыта. Об этом “Дождю” заявил руководитель группы, единоросс Николай Брыкин.

Глава думского комитета по законодательству Павел Крашенинников заявил телеканалу, что “вопиющее” дело Голунова может ускорить рассмотрение этого законопроекта в Госдуме.

Об этом законопроекте Русская служба Би-би-си писала в феврале этого года. В нем предлагается внести изменения в часть 2 и 3 статьи 228 уголовного кодекса (приобретение и хранение наркотиков в крупном и особо крупном размерах без цели сбыта).

В частности, в нем предлагается перевести статью об употреблении без сбыта из категории тяжких преступлений в категорию преступлений средней тяжести и установить наказание по ней от двух до пяти лет лишения свободы (сейчас – от трех до десяти лет).

По части 3 статьи 228 (те же действия в особо крупном размере) предлагается установить наказание от пяти до 15 лет лишения свободы (сейчас – от 10 до 15 лет).

Также в документе есть предложение внести изменения в статью 398 уголовно-процессуального кодекса (отсрочка исполнения приговора) и дать осужденным по части 2 статьи 228 возможность отрочки наказания, чтобы пройти “курс лечения от наркомании” и реабилитацию. Сейчас эта возможность доступна только для осужденных по части 1 этой статьи.

Законопроект получил положительные отзывы от МВД, Генпрокуратуры и Верховного суда. Его также одобрили в администрации президента, сообщил Би-би-си источник, знакомый с ситуацией.

Большинство участников рабочей группы (в нее входят депутаты, представители силовых ведомств, минюста и минздрава, а также правозащитники члены общественных организаций) поддержали этот законопроект еще в феврале.

Весной рабочая группа запросила у Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) данные о количестве осужденных по частям 2 и 3 статьи 228 УК для оценки числа приговоров, которые нужно будет пересмотреть, но ФСИН пока что эту информацию не предоставила, рассказал Би-би-си участник рабочей группы и эксперт Института прав человека Арсений Левинсон.

Пересмотреть перечень наркотических средств

Уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова призвала пересмотреть перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, и, в частности, исключить из него пищевой мак.

“Сегодня за продажу пищевого мака пострадало большое количество людей, которые, на мой взгляд, не являются общественно опасными.

Это продавцы, руководители фирм, продававшие пищевой мак, разрешенный к продаже, но экспертиза показывает, что в нем есть соломка, он не очищен. Они продают каждому понемногу, но в целом за день получается большой объем продажи этого мака.

Привлекали и привлекают этих людей к уголовной ответственности, и они получают очень высокие сроки наказания”, – сказала она.

Она также отметила, что главным критерием наркополитики является общественная опасность деяния.

“Мы считаем этих людей общественно опасными? Я лично не считаю. В данном случае закон начинает работать формально, потому что он не отшлифован”, – заявила она.

Анна Саранг, президент Фонда имени Андрея Рылькова, который помогает людям с наркотической зависимостью (в России организация включена в реестр “иностранных агентов”), говорит, что основная проблема российского законодательства заключается не в наличии или отсутствии в этом перечне тех или иных веществ, а в том, как рассчитываются размеры этих веществ.

“Самая главная проблема в том, что размер вещества считается вне зависимости от действующего вещества, а в зависимости от веса смеси, в котором есть какое-то количество этого вещества. В этом и была проблема с пищевым маком, что содержание активного вещества не измерялось, а измерялись тонны этого пищевого мака, в котором этого действующего вещества было очень мало”, – сказала она.

Размеры наркотических веществ, подпадающие под уголовную ответственность, граммВеществоЗначительный размер(часть 1 статьи 228 УК)Крупный размер(часть 2 статьи 228 УК)Особо крупный размер(часть 3 статьи 228 УК)
Марихуана6100100000
Гашиш22510000
Масло каннабиса или гашишное масло0,451000
Амфетамин0,21200
Мефедрон0,22,5500
МДМА0,63600
Метамфетамин0,32,5500
Героин0,52,51000
Соли (производные N-метилэфедрона)0,21200
Спайсы (синтетические каннабиноиды – JWH и их производные)0,050,25500

Источник: постановление правительства “Об утверждении значительного, крупного и особо крупного размеров наркотических и психотропных средств”

Размеры веществ, подпадающие под уголовную ответственность, утверждает правительство. В примечаниях к постановлению об утверждении этих размеров говорится, что “размеры распространяются на смеси (препараты) указанного наркотического средства или психотропного вещества”.

“Нужно либо вообще пересмотреть концепцию назначения наказания в зависимости от размеров вещества, которые устанавливаются правительством, либо сделать так, чтобы учитывался не вес смеси, а вес активного вещества. Это примечание к таблице нужно обязательно убрать”, – считает Саранг.

Пересмотреть порядок определения размера вещества

К пересмотру порядка опредления размера наркотических веществ по весу смеси, в которых они состоят – призвал председатель комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Андрей Клишас.

Пока Верховный суд придерживается позиции, согласно которой, в случае если наркотические вещество содержится в составе смеси, то размер наркотического вещества определяется весом всей смеси.

“В частности, если наркотическое средство или психотропное вещество входит в состав смеси (препарата), содержащей одно наркотическое средство или психотропное вещество, его размер определяется весом всей смеси. Такой подход, по мнению общественности, способствует определенным злоупотреблениям со стороны правоохранительных органов”, – говорится в его письма председателю Верховного суда Вячеславу Лебедеву.

Клишас попросил Лебедева высказать мнение о том, считает ли он актуальным изменить порядок определения размеров наркотических и психотропных веществ или их аналогов, если они входят в состав смеси.

Вопрос об определении размера вещества по весу смеси также поднимали правозащитники в рамках рабочей группы в Госдуме, но его пока что не стали включать в повестку.

Клишас в письме Лебедеву также сообщил, что в Совете Федерации сейчас прорабатывают вопрос об изменении антинаркотического законодательства. “В рамках данной работы комитетом, а также экспертно-консультативным советом при комитете изучается правоприменительная практика статей 228 и 228.1 Уголовного кодекса РФ”, – рассказал он.

По его словам, в Совфеде также прорабатывают вопрос совершенствования положений законодательства, призванных бороться с фальсификацией доказательств, и изучают правоприменительную практику по статье 303 УК РФ (фальсификация доказательств и результатов оперативно-розыскной деятельности).

Клишас попросил Лебедева предоставить данные о лицах, в том числе должностных, которые в 2016-2018 годах были осуждены по статьям 228 и 303 УК и которым были назначены максимальные и минимальные наказания.

Анализом практики применения статей 228 и 303 займутся и в Госдуме. По поручению спикера Вячеслава Володина это сделают комитет по безопасности и противодействию коррупции и комитет по законодательству и госстроительству.

Пересмотреть дела по “наркотическим” статьям

13 июня академик РАН и бывший российский министр здравоохранения Андрей Воробьев отправил письмо президенту России Владимиру Путину, в котором потребовал пересмотреть все уголовные дела по “наркотическим” статьям 228, 228.1 (сбыт) и 229 УК (хищение или вымогательство наркотических средств).

“Почти треть всех заключенных в РФ осуждены и отбывают срок по “наркотическим статьям”. Сейчас, когда один из них – Иван Голунов – освобожден, время вспомнить об остальных и задать вопрос: кто еще мог быть незаконно арестован, был невинно осуждён, получил несопоставимое с виной наказание по этим статьям?” – цитирует письмо Воробьева “МБХ-медиа”.

18 июня на сайте академического “Клуба 1 июля” (сообщество академиков РАН, не согласных с ее реформированием) появилось письмо с аналогичным призывом. Его подписали 14 академиков РАН, 21 член-корреспондент и шестеро профессоров РАН.

“Поддерживаем письмо академика А.И.Воробьева к руководству РФ, призывающее пересмотреть все уголовные дела по статьям 228, 228.

1 и 229 УК и радикально реформировать систему уголовного преследования по делам, связанным с наркотиками.

Только в этом случае будет возможно наладить эффективную борьбу с одной из самых страшных общественных угроз – распространением наркотиков – и ограничить злоупотребления в этой области”, – говорится в письме.

Мнения против смягчения законодательства

Глава НКО “Экспертный совет по безопасности и взаимоотношениям граждан с правоохранительными ведомствами” Антон Цветков считает, что смягчать антинаркотическое законодательство ни в коем случае нельзя, так как “наркотики – это зло”.

“Очевидно, что государство и общество проигрывает в борьбе с наркоугрозой. Это надо признать и перейти в наступление на наркоторговцев, защитить людей от этой смертельной чумы.

И говорить о смягчении статьи 228 ни в коем случае нельзя.

Наркотики – это зло, и ответственность за их распространение нужно только увеличивать, если мы действительно хотим решить эту проблему”, – сказал он РИА Новости.

При этом он добавил, что некоторым гражданам предъявляются необоснованные обвинения по статье 228, и такие сомнительные процессы должны контролироваться как самим обществом, так и МВД.

“Вот этим действительно нужно заниматься, а не смягчать статью 228. Кроме того, необходимо усилить роль и полномочия прокуратуры при надзоре за МВД и следствием”, – считает Цветков.

Евгений Ройзман, основатель фонда “Город без наркотиков” (его деятельность неоднократно подвергалась критике за жесткие методы лечения наркозависимых и применение к ним физического насилия) также высказался против смягчения статьи 228 УК.

“Статья 228 УК РФ на самом деле выверенная, очень взвешенная статья. Она вырабатывалась долго, вырабатывалась в спорах и ошибках. Наличие уголовного наказания является частью антинаркотической пропаганды и демонстрирует отношение к этому вопросу самого государства”, – объяснил он свою позицию.

Источник: https://www.bbc.com/russian/features-48678969

Посиди, тебе немного осталось

Покушение на сбыт в особо крупном размере статья

По статье 228 УК РФ («незаконный оборот наркотиков») сейчас сидят почти 140 тысяч человек. Историй, связанных с фальсификациями при расследовании, с подбросом, — не пересчитать. И, казалось бы, удивляться уже нечему. Но история одного из этих тысяч заключенных, смоленского студента Евгения Игнатова, все-таки изумляет.

Прежде всего тем, что фальсификация его дела доказана официально.

На сайте прокуратуры Смоленской области легко найти такую информацию: «29 сентября 2016 года в Смоленске за покровительство незаконному обороту наркотиков осуждены трое бывших сотрудников полиции.

Ленинским районным судом вынесен приговор по уголовному делу в отношении бывших сотрудников полиции Павла Геращенко, Николая Смолина и Дмитрия Гузнова».

Это именно те оперативники, которые подбросили наркотики Евгению Игнатову. В зависимости от роли и степени участия «они обвинялись в совершении преступлений, предусмотренных ч. 5 ст. 290 УК РФ (получение взятки), чч. 1, 3 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий), ч. 4 ст.

159 УК РФ (мошенничество), ч. 4 ст. 158 УК РФ (кража), ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 228.1 (покушение на сбыт наркотических средств), ч. 5 ст. 33, ч. 4 ст. 228.1 УК РФ (пособничество в сбыте наркотических средств), ч. 4 ст. 228.1 УК РФ (сбыт наркотических средств), ч. 1 ст. 161 УК РФ (грабеж)».

И далее говорится:

«В ходе оперативно-разыскных мероприятий было установлено, что обвиняемые хранили в помещении раздевалки спортзала одного из административных зданий УМВД Смоленской области 16 видов наркотических средств, в том числе героин, метадон, кокаин, марихуану и амфетамины, общей массой более 240 грамм».

Позже экспертиза доказала, что подброшенные и, соответственно, изъятые у Жени пакетики составляли «единое целое» с пакетиками амфетамина, которые использовал Гузнов при фальсификации закупки у Игнатова наркотических средств 18 декабря 2012 года.

Женя Игнатов был осужден на 14 лет лишения свободы.

Оперативник Дмитрий Гузнов, руководивший операцией по его задержанию и сфабриковавший против него материалы уголовного дела, осужден на 6 лет. Это меньше, чем парень уже провел в заключении.

Полицейский меловой круг

Уже всем очевидно, что это — джекпот для полицейских: подбросили наркотики, и насмерть перепуганный обвиняемый откупается, потому что не верит, что сможет доказать свою невиновность. А если не хочет платить — полицейские в выигрыше все равно: они, отличники «палочной системы», поймали «наркоторговца».

Женя Игнатов пережил оба сценария. В первый раз, в мае 2011 года, ему в машину подбросили наркотики возле дома. Он заехал к маме пообедать, а когда вышел, у автомобиля скопились полицейские. Они ему кричали: «Ключи от машины, срочно!»

— Мне позвонили, сказали, что сына удерживает полиция у дома.

Когда я приехал, первое, что сказал мне Женя, было: «Папа, вот этот полицейский в белых перчатках положил пакетики на коврик, папа я это видел!» — рассказывает отец Жени, Василий Игнатов.

— Они в буквальном смысле вымогали у сына деньги, нагнетали: «Если немедленно не заплатите, то все! Приедем в отделение, возьмем за руки и прижмем твои пальцы к этим пакетикам с наркотой!»

После этих слов Игнатовы решили заплатить, передали требуемую сумму — 210 тысяч рублей. Их повезли в 5-й отдел управления уголовного розыска УМВД России по Смоленской области.

Там полицейские, по словам отца, вскрыли пакетики, заменили наркотики на толченый мел, запечатали в конверт и отправили на экспертизу.

Экспертиза, конечно, показала отсутствие наркотических веществ, и Женю в тот же день отпустили.

Откупиться удалось ненадолго — в декабре 2012 года ему снова подбросили наркотики в машину, только на этот раз не на коврик, а в багажник.

Если в деле по обвинению полицейских в превышении полномочий по первому случаю фальсификации и взяток Женя проходил как свидетель, то по второму эпизоду — как потерпевший, так как находился в заключении на основании сфальсифицированных материалов.

Когда банду полицейских арестовали, трое из пяти заключили досудебное соглашение со следствием, и в материалах уголовного дела появились интересные показания — откровения опера Николая Смолина:

«При задержании Игнатова, обнаруженные в его машине пакетики с порошком подбросили Брюховецкий и Привольнев, которые и досматривали его машину до приезда следователя с понятыми. Когда следователь их обнаружил, он попросил их упаковать кого-то из наших оперативников . Мои коллеги давно научены, что упаковывать все изымаемое нужно так, чтобы затем упаковку, либо бирку можно было без повреждения снять чтобы не было необходимости подделывать подписи следователя и участвующих лиц в случае замены изъятого порошка когда бирка (упаковка) все же были повреждены, то Брюховецкий правдоподобно умел подделывать чужие подписи, а потому особых проблем у нас не возникало никогда».

И бывший полицейский Смолин, и его коллега Павел Геращенко дали также показания о том, что Игнатов передал им 210 тысяч рублей, поэтому в мае 2011 года его отпустили.

Месть или грабеж?

Почему полиция дважды подбрасывала наркотики именно Жене? У его отца Василия Игнатова на этот счет есть две версии.

— Я ни секунды не сомневался в том, что Женя ни в чем не виновен, он учился в строительном институте и работал у меня в ООО «Агромонтаж» и ООО «ЕвроСтрой», занимался реконструкцией зданий, все время был у меня на глазах. Незадолго до первого случая с подброшенными наркотиками Женя попал в аварию, в которой погиб его друг Саша. Он сильно переживал.

Отец Саши, занимающий довольно-таки высокий пост в городе, вбил себе в голову, что за рулем был Женя. Я входил в его положение, но надо исходить из фактов: свидетели утверждали, что за рулем, когда они отъезжали из загородного дома, был Саша.

Это же показывало исследование, которое мы делали в главном экспертном учреждении № 111 при Министерстве обороны РФ.

Но отец Саши в своем кругу заявлял, что посадит Женю! Имея друга в лице председателя Смоленского областного суда Владимира Войтенко, он заявлял это со всей серьезностью.

Много позже, уже в 2017 году, Войтенко освободили от занимаемой должности, он оказался причастен к некоторым громким уголовным делам, были публикации, в которых прямо заявлялось, что «Смоленский областной суд — это организованная преступная группировка». И предвзятое отношение было явно заметно и на суде непосредственно по ДТП: наши исследования и все ходатайства игнорировались. И моего сына обвинили в аварии, когда он уже был за решеткой за то, что якобы хранил наркотики.

Конечно, я не могу утверждать стопроцентно, что это отец погибшего мстил. Был еще один человек, который мог повлиять на ситуацию, — это как раз работник полиции, с которым Женя учился в одной школе и жил на одной улице.

Сыну в первый раз подбросили наркотики буквально на третий день после того, как я передал ему деньги на покупку новой машины.

Полицейский, должно быть, знал об этом, они не дружили, но у них был круг общих знакомых, и многие знали, что у Жени сейчас есть немаленькая сумма денег.

photoxpress

Спрут

В декабре 2012 года Женя Игнатов вместе с другом приехал на своей машине на улицу Нормандия Неман. Друг остался ждать, а Женя вошел в подъезд дома, где жил приятель, — там у него было минутное дело. А когда вышел, его встретили полиция и СОБР.

Уложили на землю, друга вывели из машины, наркотики подбросили в багажник. Они якобы проводили у Жени «контрольную закупку» наркотиков. Покупателя засекретили под псевдонимом «Кузнецов».

Позже выяснилось, и этот факт есть в материалах дела, что друг заплатил 100 тысяч рублей, чтоб его отпустили. Женя платить на этот раз отказался.

— Они привезли его в отделение, но не посадили в камеру, а привели в актовый зал, — рассказывает Василий Игнатов. — Требовали денег. Мы решили на этот раз, что будем бороться, не платить, потому что это могло бы длиться до бесконечности.

Под утро Женя попросил воды — они ему дали сок, в который подмешали амфетамин. Сыну стало плохо, вызвали скорую…

…Позже тот же бывший полицейский Смолин рассказывал об этом как о веселом эпизоде: «Это произошло уже под утро. Я спускался вниз с 3-го этажа, а Павел (Геращенко) с Дмитрием (Гузновым) поднимались предложили мне выпить имеющийся у них в пакете сок. Я отказался. Тогда они засмеялись и сказали, что в сок они добавили амфетамин для Игнатова».

Из материалов уголовного дела

— Мы с первых дней все делали для того, чтобы доказать невиновность сына, и она теперь абсолютно доказана, — говорит Василий Игнатов.

— Нас услышали только в 2016 году, после того, как состоялся суд над полицейскими, и они сами рассказали, как подкидывали наркотики, устроив якобы «контрольную закупку» у Жени.

Тогда, после наших неоднократных обращений, СК Смоленской области провел расследование по конкретным фактам, и было установлено, что подписи понятых и закупщика подделаны, как мы это и говорили ранее.

Мы уже в 2012 году заказывали большое количество экспертиз, в том числе почерковедческих, и по их результатам получалось, что сами сотрудники полиции подписывали протоколы, что закупщика, засекреченного под псевдонимом «Кузнецов», не существует. Но суд все игнорировал.

Мы заявляли десятки ходатайств, ни одно услышано не было. Судья даже не позволила выступить нашему эксперту, который находился в зале суда.

Спустя годы, после того, как СК провел расследование, в 2018 году, дело банды полицейских было рассмотрено судом Промышленного района Смоленска. И все стало настолько очевидно, что мне говорили: «Ваш сын должен быть дома!» Все были уверены, что, ну месяц от силы уйдет на формальности, и сын будет отпущен… Потому что его невиновность была подтверждена в суде полностью, документально…

Документы, на которые ссылается Василий Игнатов, — это приговор по делу № 1-6/18 суда Промышленного района Смоленска от 26 марта 2018 года.

В нем говорится, что оперативник Дмитрий Гузнов, который руководил «контрольной закупкой», «незаконно хранил психотропные вещества в особо крупном размере, а также совершил фальсификацию результатов оперативно-разыскной деятельности в целях уголовного преследования лица, заведомо не причастного к совершению преступления».

Здесь же рассказывается, как в декабре 2012 года он встретился с некими Лешовым и Меркуловым, «заведомо вводя их в заблуждение, сообщил им, что была проведена «проверочная закупка» и что Игнатов «незаконно сбыл «Кузнецову А.А.

» (тому самому — мифическому. — Ред.) психотропное вещество». Гузнов попросил их дать следователю и суду показания о том, что они это событие наблюдали.

И они согласились, но потом дали показания о том, что ничего не видели.

Дальше в материалах приговора говорится: «Сфальсифицированные Гузновым документы были направлены следователю для решения вопроса о возбуждении уголовного дела». Выяснилось, что следователь Лидия Головенко допросила «закупщика Кузнецова» без предъявления паспорта — ей пообещали привезти паспорт позже и привезли копию. Вот ее показания:

Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/08/09/81552-posidi-tebe-nemnogo-ostalos

Теория права
Добавить комментарий